Мультипробиотики и антибиотики: невидимые битвы за жизнь

brain-microbiome

«Миллиарды микроорганизмов рассеяны в природе, они окружают нас повсюду…». Это высказывание нашего крупнейшего микробиолога Василия Леонидовича Омелянского как бы комментирует эпилог «Бытия» — истории возникновения гармонии мира: «И это было хорошо!» …

Разумеется, уже первые микробные прорицатели и целители планеты, в первую очередь, Левенгук, Дженнер, Пастер, Мечников, так или иначе, в своих наблюдениях словно воплощали в жизнь простую эту формулу: все начинается, однако, и завершается колеблющейся энергетикой микроорганизмов.

Что же, тут – свои, великие, саги! Но революционным микробиологическим прорывом по ряду причин стали антибиотики – микробные образования, сосредоточенные против очагов болезнетворных микроорганизмов. А в первой конкретике – пенициллин и стрептомицин, гениальные разработки Флеминга и Ваксмана, отмеченные Нобелевской премией и реально изменившие мир. Но вот изменившие, в какую сторону – вот вопрос вопросов.

Отметим особо: в этих размышлениях нет даже попытки антипропаганды антибиотиков. В противном случае это воспринималось бы как откровенная ложь! Ведь нет клиник и разновидностей патологии, начиная от хирургии и родственных интервенционных направлений, где не были бы в ходу самые различные антибиотиков, к примеру, цефалоспорины различных поколений. Об этом говорит каждодневная палитра сегодняшней медицины, где мечниковские прозрения о приоритете пробиотиков остаются, в сравнении с лавиной антибиотиков, все же в тени.

Но если вы спросите практических врачей – от хирургов, акушеров-гинекологов, семейных специалистов до неврологов и дерматовенерологов, есть ли в современном мире антибиотики, способные в прямом смысле улучшать работу мозга в его интеллектуальных, эмоциональных и рефлекторных потенциалах, они затруднятся с ответом…

Между тем, как подобные жизненные миссии свойственны лишь пробиотикам – микробным сообществам, защитникам и даже адвокатам, но никак не врагам иных бесчисленных микробных ассоциаций, обеспечивающих здоровье и жизнь, возможно, в первую очередь, человека.

Но вот в своих размышлениях мы обращаемся к одной из интереснейших глав энциклопедического труда новейшего времени под названием «Микробиом», изданного в 2018 году, в Киеве, и созданного в соавторстве Д.С. Янковского, В.П. Широбокова, Г.С. Дымент, — «Пробиотики в неврологии и психиатрии».

Итак, несколько сенсационных сообщений о важной роли оси «микробиом – кишечник – мозг». В монографии особо акцентируется на том, что именно исследования по влиянию пробиотиков на центральную нервную систему приобрели огромные масштабы.

Понятно, что поначалу все стартует с доклинического исследования, отмечается в главе, ибо речь идет об общих закономерностях медицины. Так, на мышиных моделях желудочно-кишечного воспаления и инфицирования добавка определенных бифидобактерий из класса пробиотиков приводила к устранению беспокойного поведения. Другими словами, психологические стрессы после аналогичного лечения исчезали даже у грызунов.

Казалось бы, побочные, но исключительные эффекты. Чем это можно объяснить? Некоторые результаты, проявившиеся в исследованиях, позволяют предположить, что отдельные пробиотические микробные штаммы являются прямыми синтезаторами такого важнейшего трансмиттера нервных клеток как серотонин и его предшественник триптофан.
Вы вправе сказать: это чрезвычайно перспективные, однако чисто предварительные данные о пробиотических экспериментах, но проведенных на животных. А что дальше? К счастью, появляются доказательства, что перорально потребляемые пробиотики (а к ним , бесспорно, относится и не имеющий аналогов СИМБИТЕР, как пока единственный «живой» мультипробиотик) действительно модифицируют основные свойства мозга посредством влияния упомянутой микробной оси на иную решающую клавиатуру жизни: гипоталамус, блуждающий нерв, кора надпочечников, ток крови, как раз и координируются через усиления нервной системы кишечника, его микробных метаболитов, кишечного эпителия, его энтеро- и эндоклеток.

Еще раз отметим: пока это лишь начальные пробиотические прозрения. Хотя, например, в США на исследования микробиома как матрицы жизни расходуются многомиллиардные средства. Но ведь человек – это суперорганизм! Пробиотики (причем значительная доля доказательств принадлежит как раз украинской микробиологии и иммунологии) реально перевооружают медицину жизни, меняют возможности врача в самых различных разделах: в неонатологии и педиатрии, онкологии, лечении метаболического синдрома и аутоиммунных заболеваний, аллергических синдромов, перемен в нефрологии, стоматологии, завершая геронтологией – мечтой о добавлении жизни к годам.

Но в этом смысле, акцентируем теперь главное, все механизмы пробиотического оздоровления реализуются, и, очевидно, в обязательном порядке через мозг, через неврологические аппараты.

Наивно было бы предположить, что, прочитав эти строки, многие читатели, да и иные врачи, в первую голову придут к мысли: вне пробиотиков бытие человека как императива здоровья просто невозможно! Но, может быть, они не пройдут мимо образованных слоев общества. Дорогу осилят не просто идущие, но и разумные.

Юрий ВИЛЕНСКИЙ, Виктория ЯСНОПОЛЬСКАЯ